Экзамены - единственная возможность знать хоть что-то хотя бы несколько дней  / Ж.Злгози

Партнеры:



"Пущай простят меня"

«В этих моих фельетонах есть драгоценное свойство – в них нет писателя. Вернее: в них нет писательской брехни. А живые люди, которых, быть может, я здесь пихнул локтем – пущай простят меня... Здесь все правда», – извинился Зощенко в предисловии к сборнику фельетонов (1923 – 1929 гг). Ему еще придется оправдываться за «голую правду» своих рассказов, повестей, комедий... «Обычно думают, что я искажаю «прекрасный русский язык»… нарочно пишу ломаным языком – это не верно… Я пишу на том языке, на котором сейчас говорит и думает улица…».
Михаил Михайлович Зощенко, «беспартийный, русский, из дворян, быв[ший] штабс-капитан царской армии, Союза советских писателей, орденоносец», «автор антисоветских рассказов» и «малохудожественных комедий» (справка МГБ СССР о писателе М. М. Зощенко ) родился 10 августа 1894 г. в семье художника.
Зощенко – писатель непростой судьбы и сложнейшей внутренней жизни. В августе 1927 г. К. Чуковский оставит о Зощенко запись в дневнике: «Очень возится со своей душой человек». Десять лет спустя после встречи с ним скажет: «Он великий человек – но сумасшедший». Зощенко противоречив как личность и трудноуловим как автор. «Честнейший и талантливейший», каким считал его Чуковский, он ищет истинный «голос улицы». Он пренебрегает «красивыми коленкоровыми переплетами», желая общаться, по его словам, с «диким читателем». Зощенко ищет свой голос в уличном гуле чужих голосов: работает над книгой, целиком составленной из подлинных писем («Письма к писателю»). «Письма рабкоров, официальные документы и газетные заметки послужили мне материалом». Такие ценнейшие материалы не поддаются никакой стилистической правке:

Письма в редакцию

Уважаемый товарищ редактор! В трамвае No 12 некоторые из буржуев прут что слоны через трудовую публику и пихаются локтями. Так что мне наступили на ногу, вследствие которой образовался нарыв, и я принужден на службу манкировать. Семен Каплунов.

Вниманию милиции

Пароходное движение имеет свои печальные стороны. Я ехал на Васильевский остров, воспользовавшись хорошей погодой, на палубе. Подъезжая под мост Лейтенанта Шмидта, сверху кто-то плюнул. Последний попал какой-то даме на шляпку, которая не заметила.
Я потребовал у шкипера легкового пароходства немедленно остановиться, чтобы словить виновника, а шкипер начал выражаться по-фински и дал свисток. Воспользовавшись этим, плюнувший хулиган скрылся. Пора бы оградить пассажиров от плевков злоумышленников.
Конторщик Ив. Лермонтов.

Об источниках зощенковского сказа спорят литературоведы и критики. Подозревали в 1920-е: «Либо безделушки и бонбоньерки, либо прямо контр-революционные вещи» (А. Воронский), в 46-м обвиняли в «антисоветских взглядах», не сомневаясь, что зощенковский герой и сам Зощенко – одно и то же лицо.
А. К. Жолковский в работе «Михаил Зощенко: Поэтика недоверия», изданной 4 года назад, видит в творчестве Зощенко «архетипические «страхи», болезненные подозрения, воображаемые ужасы, изощренные испытания и инсценировки, притворные позы и маски и другие проявления патологически недоверчивого взгляда на мир».
А Зощенко, «избалованный славой и женщинами, щедро наделенный лирическим украинским юмором» (Чуковский), разводит руками: «Пущай читатели сами разбираются! Нельзя же все разжевывать и в рот класть”.

По материалам дневника К. И. Чуковского, статьи А. К. Жолковского «Зощенко из XXI века, или Поэтика недоверия».



Ссылки по теме:
А. К. Жолковский. «Зощенко из XXI века, или Поэтика недоверия»
«Журналы 1920-х гг.»
Газета «Литература», издательство «Первое сентября».


Смотрите также:



Обратная связь: post@egeinfo.ru Выбери свою профессию  |  Подготовка к ЕГЭ  |  Реклама  |  О нас
©2006 Институт современных образовательных программ. Все права защищены.