Экзамены - единственная возможность знать хоть что-то хотя бы несколько дней  / Ж.Злгози

Партнеры:



Популярные лингвисты – о популярной лингвистике

5 декабря 2013 года в Институте лингвистики РГГУ прошел круглый стол под названием «Популярная лингвистика: новая волна». Среди участников круглого стола были известные лингвисты, авторы научно-популярных книг о языке, авторы и ведущие образовательных проектов.

М. А. Кронгауз, д. филол. н., проф., автор известной книги «Русский язык на грани нервного срыва», которого участники круглого стола поздравили с получением премии «Просветитель», рассказал об истории жанра популярной лингвистики в XX веке (заметив, что еще полтора десятка лет назад заниматься популяризацией научных знаний о языке было немодно и непрестижно) и о том, в чём состоит отличие его книг (в том числе последней книги – «Самоучитель олбанского»), адресованных широкому читателю, от традиционной научно-популярной литературы. Если научпоп – это, как правило, пересказ некоторых интересных научных фактов простым языком, то «Самоучитель олбанского» представляет собой полноценное научное исследование, при изложении результатов которого автор отказался от сухого научного языка.

Д. филол. н., профессор, -корреспондент РАН, автор книги «Почему языки такие разные» В. А. Плунгян в своем докладе коснулся такого важного вопроса, как отсутствие в обществе понимания того, чем занимаются лингвисты. Свяазано это, по мнению В. А. Плунгяна, с особенностями преподавания русского языка в школе. Лингвистики как школьного предмета не существует, и обычный человек, неспециалист, совершенно не представляет себе, что это за наука и чем занимаются ее представители – в отличие, например, от таких дисциплин, как история, химия и др. Ответ на вопрос, чем занимается химик или историк, от школьника можно получить, пусть этот ответ будет неполным и упрощенным. Ответ на вопрос, что изучает лингвист, в большинстве случаев будет ошибочным.

По результатам многочисленных выступлений перед широкой аудиторией В. А. Плунгян сделал следующие наблюдения. С точки зрения обычного человека, лингвист: а) это человек, который изучает иностранные языки, который знает много иностранных языков и б) человек, который знает, как правильно говорить и писать и вообще точно знает, как правильно. При развенчивании этого мифа, отмечает Плунгян, доверие аудитории мгновенно падает: стоит лишь сказать о том, что лингвист может знать очень мало иностранных языков или вообще не знать иностранных языков, а при ответе на вопрос «Как правильно?» честно признаться, что не знает, как правильно (и никто из его коллег не знает, как правильно), контакт с публикой тут же теряется.

Из этого вымышленного образа лингвиста вытекает ответ на вопрос: что лингвист должен делать? В представлении носителей языка – неспециалистов лингвист, во-первых, должен обучить тем иностранным языкам, которые он знает сам. Но широкая аудитория обычно бывает крайне удивлена, когда узнаёт, что лингвист может изучать не английский, не  китайский, не немецкий, не японский язык, а, например, бесписьменные языки жителей горного Бадахшана, затрачивая при этом колоссальное количество времени, сил, средств (в том числе денежных). У аудитории возникают вопросы: «Зачем изучать языки, у которых даже письменности нет, которые, возможно, скоро исчезнут?», «Зачем лингвист тратит время на изучение бесполезных языков?». Что касается русского языка, то носители языка убеждены, что лингвист должен бороться с порчей языка. Неспециалисты уверены, что язык может меняться только в худшую сторону, и, по их мнению, задача лингвиста – всячески препятствовать этому.

«То,  что изменения языка – это нормальный процесс, что норма – искусственная вещь, что изменения в языке не обязательно означают ухудшение, – эти вещи, которые нам кажутся очевидными, далеко не очевидны человеку с улицы. И прежде чем начинать просветительскую работу, надо хорошо себе представлять, какую почву нам приходится удобрять, какую ниву нам приходится взращивать, что на самом деле люди думают о языке», – подытожил Владимир Александрович.

А вот фрагмент из выступления д. ф. н., проф. Г. Ч. Гусейнова: «Я позволю себе оттолкнуться от того, что говорили предыдущие ораторы, от того образа человека с улицы, который не знает, что ему надо, и вместе с тем что-то он знает. Мы с вами должны попробовать определить историческое место наших нескольких поколений, живущих сейчас, на фоне минувшего двадцатого века, и тогда мы с вами лучше поймем, откуда взялся этот человек, которые какие-то требования предъявляет к тем людям, которые объявляют себя лингвистами. И мы увидим очень интересную картину. Мы увидим, что в начале XX века лингвист, языковед – это был человек, прежде всего занимающийся языковой политикой и политикой вообще. Это были люди, выдающиеся люди того времени, которые занимались, с одной стороны, так называемой ликвидацией безграмотности, т. е. они  непосредственно давали письменный язык бесписьменному обществу, которое жило на территории этой страны и составляло 70-80 % населения. И второе: они давали философию построения нового языка. Да, это была утопия, но это была идея! Она существовала в разных странах мира, не только в России. И надо сказать, что именно эта идея определила облик лингвистов, самых выдающихся мировых лингвистов XX века – некоторые из них живы и сейчас (например, Хомский). Это люди, которые непосредственно протягивают руку Платону в диалоге «Кратил», это люди, которые определяют одновременно местоположение человека и в отношении к обществу, и в отношении к языку.

Сейчас же линвгист – это человек, который занят языком и старается дистанцироваться от общества. Общество, политика, история, преподавание – всё это не имеет к нам отношения, говорят сейчас некоторые лингвисты. А у людей осталась старая установка, старые ожидания (обратите внимание, сохранились через три поколения!), что лингвист ему несет что-то, лингвист ему несет сам язык – а не просто объясняет, как он устроен».

В заключение своего выступления Г. Ч. Гусейнов отметил, что среди задач просветителя сегодня – объяснить чиновникам, что на русский язык, на обучение языку надо выделять огромные средства, ведь современные технологии, вопреки распространенному мнению, не удешевили процесс обучения языку, а наоборот, сделали его более сложным и более дорогим, но в то же время более качественным. 

Крайне интересным было и выступление ведущего научного сотрудника ИРЯ им. В. В. Виноградова РАН к. филол. н. О. И. Северской – соведущей еженедельной программы «Говорим по-русски» на радиостанции «Эхо Москвы». Она рассказала о наиболее интересных заблуждениях, которые разделяют носители языка – слушатели передачи «Говорим по-русски». Среди этих заблуждений – представление о том, что все варианты, существующие в языке, обязательно различаются по значению (например, будто бы разное значение имеют слова одноврЕменно и одновремЕнно, хотя это не соответствует действительности). Одним из самых стойких мифов является миф о недопустимости склонения названий типа Строгино, Алтуфьево, Останкино – эти вопросы поступают регулярно. Ответ на подобные вопросы «народных лингвистов» может существенно отличаться от ответа, который дают лингвисты-професионалы.

Завершилась программа круглого стола докладами Б. Долгина («Полит.ру») «Лингвистика и задачи просвещения», доцента Института лингвистики РГГУ к. ф. н. Е. В. Муравенко «Лингвистика школьников», а также выступлением д. ф. н., проф. В. И. Подлесской «Бабушкины шарады: со словами как духовные скрепы». Речь в этом докладе шла об играх со словами как способе пробудить интерес к языку у школьников и дошкольников.


Смотрите также:



Обратная связь: post@egeinfo.ru Выбери свою профессию  |  Подготовка к ЕГЭ  |  Реклама  |  О нас
©2006 Институт современных образовательных программ. Все права защищены.